Полемика вокруг айкидо

В качестве введения к своему основному тезису изложу несколько взглядов на айкидо в виде воображаемой полемики. Итак, вначале доктрина организаций, официально занимающихся распространением айкидо (главная из каковых, несомненно, Хомбу Айкикай). Выглядит она примерно так. Айкидо — это современное боевое искусство, созданное Морихеем Уэсибой на основе старинных самурайских воинских систем рукопашного боя и фехтования. Однако целью айкидо является не убийство или борьба, а развитие миролюбия, доброжелательного отношения к людям, совершенствование собственного "я". Поэтому в айкидо нет ни поединков, ни соревнований, а только совместные тренировки по строгому плану. Что вовсе не исключает прикладной ценности приемов айкидо, с помощью которых можно нейтрализовать любое нападение вооруженного или невооруженного противника, не убивая его, а контролируя агрессию и обращая его силу против него.

Это определение звучит как небесная музыка — само совершенство. Действительно, мало того что не калечишься и не перенапрягаешься, так еще и попутно осваиваешь суперсистему боя, по определению превосходящую все остальные. Но тут вступают голоса представителей других видов единоборств, звучащие примерно так: Практика показала, что айкидоисты как бойцы не представляют собой ничего (пусть даже когда-то непосредственные ученики О Сэнсэя и демонстрировали что-то в этом плане). В поединках с боксерами или каратистами они летают с кулака на ногу и обратно, в поединках с борцами не могут продержаться на ногах и десяти секунд, а на улице преспокойно получают в морду и по всем другим частям тела. Прикладная ценность айкидо — нулевая, приемы его — нереальны и далеки от жизни, а о том, что можно научиться защищаться, толком не нападая и не защищаясь на тренировках, смешно даже говорить. Остается только странный физкультурный балет, пусть даже отличающийся своеобразной красотой.

От этой критики айкидоистам становится неуютно. Не желая, тем не менее, выходить на ринг и доказывать свою правоту ("ведь это противоречит самому духу айкидо"), они приводят в пример выдающихся бойцов, выросших на идеях айкидо. Начиная, разумеется, с самого Морихея Уэсибы и заканчивая, разумеется, самим Стивеном Сигалом.

Но противники не сдаются. Они указывают на то, что Морихей Уэсиба не изучал айкидо, а создавал его. Изучал он джиу-джитсу, фехтование мечом и копьем, прожил тяжелую, полную испытаний жизнь, закалившую его как бойца и как человека. Айкидо у него началось уже тогда, когда закончилась суровая биография воина. Демонстрируемая Стивеном Сигалом боевая техника включает айкидо, элементы китайских и филиппинских систем, много ударов руками и ногами, явные фехтовальные навыки, и в общем, далеко не сводится к одним только базовым формам айкидо. Что касается многих других бойцов, то они либо стали бойцами еще до изучения айкидо, либо параллельно практиковали другую технику, в которой есть место и поединкам, и жесткому противостоянию, и боли с кровью и потом.

Но не сдаются и айкидоисты. Они заявляют, что главное — принципы и подходы, которые везде общие. Главное — понять, в каких направлениях и под каким углами выполняются движения, отработать их с партнером в самом общем виде, чтобы уяснить, какими законами управляется поединок. Всё это в айкидо есть.

Противники не унимаются. Они резонно возражают, что, сколько ни говори "халва", во рту сладко не станет. Сколько ни обсуждай законы поединка за рюмкой чая, сколько ни катай удобного податливого партнера по татами — пока не станешь в поединок и не попробуешь, все равно не поймешь, как работают эти самые законы поединка. Поэтому нужно нарабатывать удар на снарядах, оттачивать технику броска на тяжелых и сильных напарниках, работать с сопротивляющимся партнером в условных и вольных схватках. В общем, хочешь научиться драться — учись драться.

Айкидоисты снисходительно сообщают: ну так всё это нетрудно сделать. Посмотрите на богатство техники айкидо, изложенной в виде базовых форм (ката, вадза) — условных, заучиваемых на память "поединков". Там и удары, и переходы с приема на прием, и контрприемы — всё это есть, можно использовать. Добавить удары, работу на снарядах, вольные схватки — и вперед.

Противники на эту снисходительность не ведутся и спрашивают: так где же всё это в додзё айкидо? Где же оборудование типа лап, груш, мешков, макивар, перчаток, шлемов, учебного оружия, пригодного для работы в полный контакт? Где фазисная тренировка — постепенный контролируемый переход от чистой отработки к вольной схватке? Где мускулистые, выносливые, уверенные в себе бойцы, закаленные множеством учебных поединков?

Айкидоисты отвечают: но ведь всё это приведет к нарушению заветов, правил и принципов. Мы же перестанем быть айкидоистами. Ведь нам завещали не проводить поединков, избегать жесткости, ни в коем случае не сопротивляться приему, не затевать драку и соревнование на татами. Иначе где же миролюбие, где же любовь к людям, где же искусство мира?

Украинский народ сообщает по этому поводу: "говорили-балакали, с ли та й заплакали".

Сведу-ка я все это в краткий тезисный список аргументов одной и второй стороны — сторонников и противников айкидо (С. и П. соответственно).

С.: Айкидо - это искусство жить в мире, выросшее из старинных систем боя.

П.: Но для боя оно не годится - в нем не учат драться, нет реальных приемов.

С.: В нашей системе было много грозных бойцов — от М. Уэсибы до С. Сигала.

П.: Все они были бойцами за счет того, что параллельно изучали и другие системы.

С.: Но вся их техника следует общим идеям и принципам айкидо.

П.: Одних принципов мало, надо еще учиться жестко бить, бросать, вообще драться.

С.: Все это можно сделать, ужесточив технику и изменив методику.

П.: Почему же вы этого не делаете?

С.: Это будет нечто другое, а не айкидо. Айкидо — это искусство жить в мире...

...и так далее по кругу. Пусть это прозвучит громко, но я желаю сказать в этом споре последнее слово и закончить данную воображаемую полемику, внеся полную ясность. (Хотя до меня ее уже внес сэнсэй Тэцутака Сугавара, рассказав всё то же, что и я, только поделикатнее, в книге "Айкидо и китайские боевые искусства".)

"Коварный" замысел О Сэнсэя

Итак. Айкидо действительно является потомком эффективных систем боя. В нем действительно остался рисунок техники, использовавшейся для реального рукопашного боя. Но методика современного айкидо специально выработана Морихеем Уэсибой так, чтобы в результате занятий ни в коем случае не получился бы подготовленный боец. Занятия классическим айкидо согласно методическим рекомендациям Хомбу Айкикай призваны охватить максимально возможное количество людей разного возраста и физических кондиций. Тренировки построены так, чтобы заниматься в парах могли какие угодно партнеры без различия пола, роста, веса и силы. Современное айкидо является физкультурой в хорошем смысле этого слова — культурным, содержательным времяпровождением с применением полезных для здоровья физических упражнений, в основе которых лежат некогда боевые приемы. Итак, страшная тайна айкидо:

АЙКИДО  НЕ  ЯВЛЯЕТСЯ  БОЕВОЙ  СИСТЕМОЙ
ПО  САМОМУ  ЗАМЫСЛУ  ЕЕ  СОЗДАТЕЛЯ.

Главная мысль во всём этом рассуждении заключается в том, что не следует заблуждаться, будто "истинное айкидо" рождалось как боевая система, а потом каким-то непостижимым образом выхолостилось в то, что мы знаем. Ничего подобного. Создатель айкидо, похоже, именно планировал создать систему, драться с помощью которой было бы физически невозможно, а иллюзию занятий единоборствами она бы тем не менее создавала. Вот откуда любовь, гармония, взаимопонимание — от полного отсутствия возможности и умения драться у тех, кто по этой системе занимается. Драться в ней не только не учат, но и непосредственно запрещают это делать — даже на татами. Айкидо — система "для всех", "для общечеловеческой семьи", а следовательно - не боевая. Потому что, знаете ли, одно из двух — либо боевая, либо для всех.

План удался на все сто — все-таки Основатель был гений. Он пошел даже дальше Дзигоро Кано. Создатель дзю-до превратил джиу-джитсу — науку боя и убийства — в спортивное соревнование, набор красивых приемов, с помощью которых можно бороться даже детям, но требуется приложить особые усилия, чтобы убивать и калечить. А Морихей Уэсиба продвинулся на новый этап — он создал систему, с помощью которой даже и бороться нельзя, а можно только помогать друг другу выполнять подобие боевых приемов. Отдадим же ему должное, но не будем приписывать лишнего — а именно, намерения сохранить в тренировках боевую составляющую. (Следует понимать, что у самого Основателя с боевой техникой было всё в порядке. Настолько в порядке, насколько это и не снилось современным айкидоистам.) Итак,

БОЕВАЯ  СОСТАВЛЯЮЩАЯ  В  ОБЩЕПРИНЯТОЙ  МЕТОДИКЕ
ОБУЧЕНИЯ  АЙКИДО  ПОЛНОСТЬЮ  ОТСУТСТВУЕТ.

И нечего ее там попусту искать. Чтобы она там снова появилась, нужно изрядно потрудиться.

Требования, предъявляемые к боевой системе — они несколько другие. Большей частью я рассказал о них в другом своем опусе, Система навыков рукопашного боя. Здесь же скажу дополнительно, что понимание того, как и что делается в айкидо с точки зрения рукопашного боя, приходит только после упорных занятий с учебным оружием — мечом, палкой и ножом, а также после множества учебных схваток. И чтобы освоиться в искусстве поединка, нужно заниматься не совсем так и не совсем тем, что принято за стандарт в аттестационных программах. А примерно так, как полжизни прозанимался Морихей Уэсиба. В итоге действительно получается некое айки-джитсу, зверское и довольно далекое от рекламного образа. Однако тем, кто желает получить навыки боя, а не просто гимнастики, придется заниматься именно так. Другого способа нет.

Для чего тогда нужно айкидо?

После чтения и переваривания вышеизложенного у контингента обучающихся могут возникнуть вопросы, в первую очередь следующий: если айкидо - не боевая система, которая не учит драться, тогда чему же она учит? Вот об этом и поговорим.

Прежде чем ответить на этот вопрос, следует, во-первых, особо сказать о разочаровании. Разочарования испытывать не следует, потому что в айкидо, как правило, и не идут для обучения драке. Кто склонен драться и хочет это делать — идет в секцию бокса или чего-нибудь похожего. И там закаляет кулаки, потеет, пашет до изнеможения. А потом при желании идет на войну или в криминальные структуры. Там драки и боя сколько угодно. Занимающимся же айкидо следует взглянуть правде в глаза — они пришли совсем не для того, чтобы драться. Они пришли, чтобы не драться. И нечего себе врать о противоположном. Это касается как людей, переключившихся на айкидо после многих лет другой практики (ну надоело им драться и соревноваться, здоровье и наклонности уже не те, что же тут плохого), так и новичков, которых пугает перспектива постоянно получать в репу, ходить с поломанным носом, выбитыми пальцами и отбитыми голенями. Опять-таки естественно — а с какой стати средний человек должен всего этого хотеть? Он что, ненормальный? Нормальному человеку свойственно искать комфортного существования, счастья, удовлетворения. Превращение себя в бойцового пса с этим никак не связано.

Во-вторых, следует сказать насчет повседневной уверенности в себе. Именно этот мотив часто двигает молодежь, натерпевшуюся от собственного страха и неуверенности, в секции единоборств. Но уверенность в себе вовсе не обязательно связана с натаскиванием на драку. Множество людей приобрели эту уверенность, например, занимаясь спортом. Вообще не бойцовским и не военно-прикладным. Таскали "железо", делали зарядку, работали на турнике и брусьях. Футбол, хоккей, велосипед, теннис, волейбол, плавание, бег, аэробика, танцы... Всё это обеспечивает хорошее кровообращение, оптимизм, бодрое самочувствие. Вырабатывает дисциплину, самоконтроль. Результаты не замедляют сказаться — уверенность в себе растет, уважение окружающих повышается, в жизни начинает случаться всякое хорошее. Заметьте, без драк до крови и рукопашных боев насмерть. Имеет место и обратное — я встречал людей, с которыми драться никому бы не посоветовал. Однако уверенными в себе их никак нельзя было назвать. Они излучали агрессию, постоянно были на взводе, во всех окружающих видели потенциальных врагов, а каждое слово в свою сторону рассматривали с позиций "не хочет ли он меня оскорбить?". Всё это — что угодно, только не уверенность в себе. Это состояние злобного, запуганного жизнью животного типа бездомной собаки или подвальной крысы.

Вывод: уверенность в себе, внутренняя стабильность и ощущение удовлетворенности жизнью напрямую никак не связано с боеспособностью. Это два разных состояния, которые могут встречаться в людях как вместе, так и по отдельности. Так вот, генеральная задача айкидо — это работа именно над первым состоянием.

Дальше я буду не то чтобы изобретать велосипед, а просто пересказывать его устройство, поскольку изобрели его до меня. Айкидо есть система, по которой обучаются гармонии. Что есть гармония? Объединение различных начал в человеке, их совместная, слаженная работа. Коичи Тохэй, например, рассматривал айкидо как путь объединения ума и тела. Чего хочет ум, то делает тело. Что делает тело, то нравится уму и доставляет ему удовлетворение. Т.е. это путь достижения идеальной координации, соответствия внутренних представлений о себе и мире с реальным положением дел. В результате должного развития таких качеств их можно применять, например, в учебном поединке, научившись отражать различные атаки легко и эффективно. Прошу еще раз заметить тех, кто в этот момент взревет: "ну вот, а говорили - не боевая система!" - нет, не боевая. Не более, чем занятия со штангой. Занятия со штангой развивают силу, которую потом можно применять в бою, а можно для разгрузки вагонов. Айкидо развивает состояние "ки", которое затем можно применять для изучения боевой техники. А можно для оздоровления или игры в гольф. Пример не случаен: Коичи Тохэй обучал и этому, о чем написал в своей книге. (Примечание: с разговорами о "ки" как об особом, секретном виде энергии — ступайте в среднюю школу учить физику. Там вам, может быть, наконец растолкуют, что энергия - это не более чем абстракция, мера состояния.)

Но что это я всё о высоком. Есть и гармонии попроще. Например, гармония движения рук и ног. Это, почитай, первое, чем овладевает айкидока на своем пути. Потому что без этого в айкидо совсем никуда. И что в итоге? Шаги синхронизируются с движениями рук, движения рук усиливаются шагами и поворотами бедер. У начинающих с этим совсем плохо. У более опытных становится получше. И в итоге растет не только исполнение техники, но и умение, например, лавировать в толпе людей или прикладывать физические усилия (ну, там, мешок картошки поднять). Айкидо также развивает гармонию между движениями собственно рук — правой и левой, и в той же степени — ног. Поискать эти гармонии самостоятельно — неплохой практикум для любителя философии боевых искусств.

Итоговый вывод — айкидо развивает специфическое, неуловимое, трудноописуемое, комплексное качество, именуемое гармонией ума и тела. Это более общая вещь, чем навык рукопашного боя, но она, в принципе, может эффективно использоваться для его освоения. Хотя цели и задачи, которые О Сэнсэй считал достойными для людей, идущих путем айкидо, отнюдь не сводились к умению научиться драться. И даже лежали в стороне от такого умения.

Так что вот она какая, страшная тайна айкидо — эта система не есть методика прикладной боевой подготовки. Но не потому, что ее кто-то испортил или извратил. А потому, что она и не задумывалась как таковая. Она развивает другие качества и нацелена на гармонизацию жизни, что непосредственно не связано с освоением прикладных боевых навыков. Отчетливое понимание этого факта позволяет избежать многих разочарований и недоразумений.

 

Hosted by uCoz